«Кардиолог умер, другого нет»

«Кардиолог умер, другого нет»

Итоги оптимизации челябинской медицины глазами жителей региона

Жители Челябинской области после нескольких лет оптимизации региональной системы здравоохранения столкнулись с тотальным провалом качества оказания медицинской помощи. В первую очередь, в регионе не хватает специалистов, особенно узкого профиля. Врачей, к которым можно было обратиться за помощью в поликлинику по месту жительства, или нет совсем, или к ним практически невозможно попасть на прием из-за тотальной загруженности их графика. Но это лишь часть беды. Никуда не исчезла, а местами даже усугубилась извечная больничная разруха, нехваткой необходимого оборудования и препаратов и самым страшным — врачебными ошибками. Удастся ли и при каких условиях выбраться из этой ямы, попробовала узнать корреспондент Znak.com.

«У вас что, мало мужиков в ожидании умерло?»

Когда мы объявили, что готовим материал о проблемах с медицинским обслуживанием в Челябинской области, особенно в малых городах и селах, читатели буквально закидали нас жалобами. В основном пишут и звонят из Уйского района, Златоуста, Троицка и Еманжелинска.

Первое, что раздражает людей, — это хамство и наплевательское отношение к пациентам.

— Давление 220, на прошлой неделе своими ногами пришел в Еманжелинскую центральную районную больницу, — рассказывает Андрей, 58-летний житель Еманжелинска. — Отстоял 40 минут в очереди, чтобы попасть на прием к терапевту. В регистратуре на меня посмотрели и сказали, что могут дать талон только на начало ноября. Я им говорю, что до этого «копыта откину». Ну, говорят, пройдите в кабинет № 2 смерить давление. Прошел, на мне рубашка и футболка с длинным рукавом. Начал раздеваться, а медсестра говорит, что не нужно — и так сойдет. Что-то намерила, предложила «Каптоприл» выпить, но я его и так постоянно пью, он не помогает. Ну и все, отправила домой, сказав, что больше ничем помочь не может. А вот если вызову скорую на дом — поставят укол.

Через знакомых Андрей все же попал на прием к участковому терапевту в этот же день. Без связей в Еманжелинске сделать это невозможно: придется или симулировать для вызова скорой помощи, или действительно умирать. Мужчине прописали лечение.

Он рассказал, при нем этот врач ругалась на регистраторов. Буквально кричала: в случае экстренной ситуации они должны выдавать направление. «У вас, что, мужиков в ожидании мало умерло?» — спросила доктор.

У челябинки Натальи проблема проще — она упала на скользком обледенелом тротуаре и потянула ногу. Пришла на прием к участковому терапевту в городскую больницу № 1.

Терапевт осмотрела женщину, а потом предложила ей пойти домой и… прикладывать на ногу компрессы с мочой. Хорошо, говорит, снимают воспаление.

Жительница Троицка Залина пошла на прием к кардиологу. Своей очереди ждала две недели. Молодая женщина с жалобами на постоянные боли в сердце, предварительно сделала ЭКГ и эхокардиограмму.

— Рекомендую вести здоровый образ жизни и больше гулять, — сказала кардиолог и написала то же самое в рецепте.

«Был инсульт, а сказали, что пьяная»

Случаи врачебных ошибок и прочих дефектов диагностики и лечения в последнее время на пристальном контроле следственного комитета. Там создано специальное подразделение для расследования подобных фактов. Принесет ли это положительные результаты и заставит ли врачей более внимательно относиться к своим обязанностям?

Рассказывает жительница Уйского района Екатерина Цыбина:

— У мамы два года назад, ей тогда было 49 лет, случился инсульт. Мы вызвали скорую, она забрала маму и отвезла к фельдшеру в поселке Мирный, где мы находились. Фельдшер, собственно, и сказала об инсульте и необходимости срочной госпитализации в районную больницу. Но дежурный врач Уйской ЦРБ Антон Найпак заявил, что это не инсульт, а алкогольное опьянение. Он оставил маму просто лежать в палате, мол, пусть проспится. Всю ночь она лежала, на утро стало очевидно, что ей становится хуже. Повезли в больницу в Миасс. Там ответили, что слишком поздно привезли и последствий уже не избежать…

В 49 лет женщина стала инвалидом второй группы. Через экспертизу и суд ее родные доказали, что медицинская помощь оказана не была и взыскали с больницы компенсацию морального вреда. Просили 500 тысяч, но по решению суда получили только 40.

Еще один случай произошел в Еманжелинске. В эндокринологии лежала женщина с диабетом. Сорок пять лет, работала завхозом в школе. Каждый день у нее брали кровь на сахар. По данным, которые отражены в карточке пациента, все было под контролем. Но однажды утром пациентка умерла прямо в больнице от резкого повышения уровня сахара.

Это случилось в понедельник, и близкие семьи уверены, что все случилось из-за того, что в выходные уровень содержания сахара в крови никто не измерял. По их данным, у медсестры просто не было реактивов, и результаты анализов писали на глаз.

Обращаться в следственный комитет родные не стали: по медицинским документам все было шито-крыто.

Случай с нераспознанным инсультом был в Копейске. Местная жительница Юлия Шишлянникова рассказывает, что накануне последнего Нового года, 27 декабря, ее маме неожиданно стало плохо. На скорой женщину увезли в городскую больницу, где экстренно госпитализированная пациентка без лечения пролежала до 11 января. Лишь когда врачи вернулись с новогодних и рождественских праздников маму Юлии срочно увезли в Челябинск, в областную больницу с диагнозом — обширный инсульт. Сейчас Ольга Шишлянникова на инвалидности.

Врачей нет, но вы держитесь

Проблему с нехваткой врачей на пресс-конференции 31 октября признал губернатор Борис Дубровский. В ответ на вопрос корреспондента Znak.com он заявил, что дефицит есть, но для его снятия есть несколько программ.

По словам главы региона, одна из них — целевая подготовка специалистов для территорий. Кроме того, районы сами могут поддерживать молодых специалистов выделением жилья, дополнительными стипендиями в период обучения, созданием комфортных условий жизни на местах…

— Нужно, чтобы врачу хотелось вернуться из Челябинска в область, где ему интересно. Это важнейшая часть, хотя и кажется, что это теоретическая история. Мы в праве надеться на ответственность молодых врачей, но ответственность перед малой родиной не должна совмещаться с эксплуатацией. Должно хотеться вернуться в свой город. Потому что тут близкие, тут важно добиться успеха. Вопрос это более сложный, чем просто подготовка достаточного количества медицинских кадров, — сказал Дубровский.

Те, кто знают о проблеме, говорят о парадоксальной вещи: в сельской местности ситуация с врачами куда лучше, чем в городах. На селе молодым докторам выделяют по 500 тысяч подъемных по программе «Земский доктор».

Жительнице Еманжелинска Татьяне 65 лет. Пенсионерка стоит на учете у кардиолога. Ходила раз в полгода на обследование. Пришла, как обычно, в октябре и получила предложение съездить на прием к специалисту в Челябинск. Или никуда не ездить, а обратиться к специалисту в частном медицинском центре. Разумеется, за деньги. В городе таких центра  два. Один принадлежит бывшему главе местного самоуправления Юрию Горбунову, второй связан с главным врачом городской больницы Юрием Волковым.

— В поликлинике мне сказали, что кардиолог умерла, другого нет, — рассказала Татьяна. — Придется ехать в Челябинск. Хотя, конечно, это никуда не годится.

Действительно, единственная на весь Еманжелинский район врач-кардиолог скончалась летом после продолжительной болезни. Детского кардиолога в городе, где вместе с населением поселков живет 50 тыс. человек, просто нет. Как, впрочем, и детского эндокринолога, и хирурга. Близость к Челябинску выручает. Впрочем, наличие сразу двух частных медцентов тоже.

В больнице поселка Красногорский Еманжелинского района жители жалуются на отсутствие врачей-терапевтов. Точнее, врачи есть, но очередь к ним приходится занимать в пять утра, потому что прием длится два часа в день. Аналогичная ситуация в Троицке — терапевтов не хватает.

Не лучше ситуация в Кыштыме.

— Моя мама живет в Кыштыме, там бардак! Она диабетик, а эндокринолога нет. Терапевт выписывает инсулин, а должный врачебный контроль специалиста отсутствует. Куча проблем! То невролога нет, то окулист только через месяц может принять, хотя по закону 14 дней максимум ожидания должно быть, — сообщает о проблеме жительница Челябинска Наиля Собина.

На весь Верхний Уфалей и окружающие его поселки городского округа нет ни одного детского хирурга. Приезжает хирург раз в месяц. Даже с травмами и воспалениями малышей приходится везти либо в Челябинск, либо уговаривать осмотреть ребенка взрослого специалиста. Либо, плюнув на все, ехать в Екатеринбург. Он даже ближе…

Жители поселка Архангельский Сосновского района вынуждены ездить на прием к врачу в Долгодеревенское. Оттуда их отправляют в областную больницу в Челябинск.

— В Челябинске, в областной больнице, говорят: «Ждите». Но если люди согласны платить деньги, то врач принимает тут же, — говорит известный правозащитник Юрий Черкасов, некоторое время назад вплотную занявшийся проблемами Челябинской агломерации.

— Еще одна назревшая проблема, которая вскоре ударит по больницам, — возрастные врачи, — говорит врач одной из городских больниц Татьяна.

Проблема даже не в том, что среди персонала лечебно-профилактических учреждений перекос в сторону тех, кому «за…», а в том, что эта группа врачей, как это ни парадоксально, все меньше соответствует требованиям квалификации. Сейчас законодательство требует от доктора так называемое «непрерывное образование». То есть через определенные интервалы времени надо проходить различные курсы, слушать лекции, продлевать сертификат, дающий право заниматься медицинской деятельностью.

— Те, кто моложе, с этим справляются. Но у нас много врачей в возрасте от 65 лет. И значительная часть, если не большинство из них, уже не проходят повышение квалификации: это затратно по времени, требует определенных когнитивных усилий. В итоге их сертификаты становятся просроченными. Кого-то, конечно, ввиду той же нехватки специалистов, оставляют работать, — говорит Татьяна.

А молодежь, по ее словам, в больницах работать не стремится. Они все больше в частные клиники…

Выпала пломба — жди месяц

Хуже, чем со всеми остальными врачами, обстоит ситуация со стоматологами, особенно детскими. Медицинские вузы их выпускают пачками, это одно из самых популярных направлений на факультетах врачебного обучения. Но получая дипломы, выпускники даже не рассматривают для себя трудоустройство в муниципальных или государственных клиниках. Зачем, если можно открыть частный кабинет или даже просто арендовать кресло в частной стоматологии, как это давно делают парикмахеры и мастера по маникюру в салонах красоты?

В самом молодом в Челябинской области городе Южноуральске, не самом крошечном по числу жителей, нет ни одного детского стоматолога. Если малыш проснулся с острой зубной болью, родители собираются и едут в Челябинск. В соседних Еманжелинске и Пласте с дантистами та же беда.

Мать троих детей из Златоуста Вероника Славик дошла до минздрава области с требованием обеспечить ее детей надлежащей медицинской помощью.

— У меня трое малолетних детей. Каждого лечить платно — никаких денег не хватит. Я исправно плачу налоги. И обязана по закону иметь соцпакет, в который входит бесплатная медицинская помощь, в том числе стоматология. Помощь мне обязаны оказать в течение 14 дней, — обозначает свою принципиальную позицию Вероника. —  Раньше талоны выдавались день в день: муж выезжал в пять утра, чтобы занять очередь и детям полечить зубы. Сейчас нельзя просто прийти и получить талон — нужно звонить либо по специальному телефону, либо заказывать талон через портал госуслуг, либо через сервис выдачи талонов «Талон. Здрав».

16 октября женщина решилась взять талон, но по телефону, на который ей ответили через 15 минут ожидания, ответили: ни талонов, ни людей нет. В электронных сервисах медучреждение и вовсе в какой-то момент пропало из списка.

— Я позвонила в минздрав. Там сказали, что спустят в горздрав. В итоге разговаривала с замом главного врача больницы Еленой Карегиной. И с сочувствием она мне рассказала, что вынуждена и своих детей лечить платно. По численности населения 19 врачей должно быть. А у нас только три, — возмущается женщина.

После жалобы в минздав женщине все же дали талон… на 12 ноября. То есть почти через месяц после обращения.

Между тем в конце сентября глава города Вячеслав Жилин отчитался: в златоустовскую стоматологию при помощи местных бизнесменов закупили новое оборудование. И теперь город делает все для привлечения специалистов.

Впрочем, примерно такая же ситуация и в самом Челябинске. Ожидание очереди к стоматологу  — до двух месяцев. К примеру, в поликлинике на проспекте Победы, 176, при обращении за талоном во второй половине сентября прием пациенту назначили только на 9 ноября.

— Я думаю, что проблема по всей России, и все об этом знают. Не любят, когда об этом говорят. И все равно ничего не меняют, — рассуждает челябинка  Вероника. — Если бы каждый гражданин сам лично из своего кармана платил бы ежемесячно в фонд социального страхования свои кровно заработанные денежки, то, наверное, ни один бы не ушел из поликлиники без назначенного времени и без качественно оказанной медицинской услуги. Он бы требовал, все бы требовали того, что им положено за их деньги. И вот тогда, может быть, что-нибудь бы изменилось.

Вероника уверена: принципиальная, коренная ошибка в том, что россияне считают, что медицина в нашей стране действительно бесплатная. Ее оплатили работодатели, хотя, если разобраться, это и есть деньги наемных работников, которые они недополучили в виде заплаты или других выплат.

— Все считают, что раз наша медицина декларируется как бесплатная, то, как и все бесплатное, качественной она быть не может по определению. И идут за качеством в платную клинику, не понимая, что за бесплатное они уже заплатили свои кровные и совсем не маленькие деньги. Государство никогда не откажется от этих якобы бесплатной медицины, якобы бесплатного образования. А значит, изменений ждать не стоит, — убеждена Вероника.

Разруха. Во всех смыслах

На этой неделе Znak.com сообщал о скандале в детской горбольнице № 8 Челябинска, где ремонт решили продолжить прямо при маленьких пациентах и их родителях. Но если здесь, пусть так топорно, все же начали какой-то ремонт, то многие больницы ждут этого годами.

Ни ремонта, ни оборудования, ни медицинских препаратов. Беременные жительницы Кыштыма утверждают, что в их городе нет аппарата для УЗИ-скрининга. Пациентов отправляют либо в Верхний Уфалей, либо в Челябинск.

— В Карабаше не делают никаких анализов, даже детям — берут материал и везут в Миасс, — рассказывает правозащитница Валерия Приходкина, к которой также поступает много жалоб. — И речи нет о том, чтобы в Карабаше были узкие специалисты. Впрочем, как и в Нязепетровске — всех направляют в областную больницу — за свой счет, конечно.

Кое-где не осталось и самих больниц. Валерия Приходкина показывает фотографии итоги оптимизации: останки разрушенного здания туберкулезной больницы в Карабаше. По словам Валерии Юрьевны, местные уже начали растаскивать здание на стройматериалы, но потом вдруг одумались. Кто-то сказал, что стройматериалы могут быть заражены. Территория, к слову, действительно никак не огорожена. Санитарной зоны нет.

Здесь же, в Карабаше, в рамках оптимизации закрыли роддом.

В городе-спутнике Челябинске Копейске закрыли отделение челюстно-лицевой хирурги. Теперь с подобными травмами надо ехать в Челябинск. Копейск, как известно, непростой город. И в сломанных челюстях там недостатка нет. С каким юмором к этому ни относись, для города это серьезная проблема.

Хирургическое отделение горбольницы Златоуста. Фотографии читателей Znak.com хорошо иллюстрируют, в каком оно состоянии: отвалившаяся штукатурка, сломанная мебель…

В челябинской областной больнице № 2 жительнице Челябинска пришлось отложить важную операцию. Медучреждение взяло у нее анализы, но сделать один ряд исследований не смогло — не оказалось реагентов. Женщине пришлось экстренно делать анализы платно, оставив в частной лаборатории около 5 тыс. рублей.

Валерий Гартунгдепутат Госдумы

Начинать решать эту проблему нужно с увеличения финансирования, — считает парламентарий. «Справедливая Россия» внесла проект федерального закона, где мы предложили законодательно установить не менее чем 7-процентый размер отчислений от общего объема бюджета на здравоохранение, образование и не менее четырех процентов на культуру. А по-хорошему, положительные изменения наступили бы, если бы мы при таком профиците бюджета, как в этом году (три триллиона рублей дополнительных денег) хотя бы десятую его часть направили на здравоохранение. К сожалению, правительство этого не делает. Наверное, надеется, что если меньше людей лечить, то меньше потом пенсионеров будет. Это, конечно, сарказм, и горький сарказм, но судя по тому, что подняли пенсионный возраст, НДС, сократили расходы на здравоохранение, невольно напрашивается вывод, что для обслуживания нефтегазового и банковского секторов правительству просто не нужно столько граждан. Очень печально и неправильно, когда правительство относится к народу своей страны, как к обузе.

Позиция минздрава

В процессе подготовки материала мы начали обзванивать конкретные больницы, но их представители наотрез отказались что-либо комментировать. Все вопросы они переадресовали в минздрав Челябинской области. Мы решили, что это справедливо. И вот что из этого получилось.

О нехватке кадров

— Нехватка медицинских кадров ощущается по всей территории Челябинской области. В государственных и муниципальных медицинских организациях по состоянию на начало 2018 года работали 10 999 врачей и 27 348 медицинских работников со средним медицинским образованием.

Наибольший дефицит отмечается в Агаповском, Верхнеуральском, Карталинском, Троицком, Ашинском муниципальных районах, Локомотивном, Карабашском, Южноуральском, Верхнеуральском и Златоустовском городских округах.

Расчетный дефицит докторов составляет 4 076 человек, в том числе: в стационарах больниц — 1 362 человека, в амбулаторных условиях — 2 543 человека; также не хватает 171 специалиста скорой медицинской помощи. Фактическая потребность во врачах составляет 1319 человек, при этом 6 887 должностей занято совместителями.

Наиболее дефицитные специальности на Южном Урале — педиатрия, терапия, хирургия, оториноларингология, офтальмология, травматология и ортопедия, общая врачебная практика, психиатрия, фтизиатрия.

Всего за прошлый год в больницы области поступили на работу 1650 врачей, а уволилось 1627 врачей. В частности, 107 человек ушли по возрасту, четверо — по инвалидности, 1426 — по собственному желанию, 90 — по иным причинам.

Пять главных реплик с пресс-конференции Бориса Дубровского

За время работы программ «Земский доктор» и «Земский фельдшер» в сельские населенные пункты и рабочие поселки Челябинской области удалось привлечь 566 врачей. В 2017 году в регионе был принят закон Челябинской области о предоставлении единовременной компенсационной выплаты медицинским работникам в возрасте до 50 лет, прибывшим в сельские населенные пункты и занимающим должности фельдшеров фельдшерско-акушерских пунктов (здравпунктов). Каждый такой доктор получает доплату в 500 тыс. рублей за счет средств областного бюджета. Единовременную компенсационную выплату в прошлом году получили 25 фельдшеров. В 2018 году планируется предоставить выплаты 73 врачам и 42 фельдшерам здравпунктов и скорой помощи.

По программам целевого набора по линии минздрава в 2017 году в челябинский медуниверситет приняли 171 студента.

Кроме того, врачам готовы предоставлять квартиры и места в детских садах для их детей, компенсировать расходы на аренду квартир.

Все эти меры, как рассказали в пресс-службе ведомства, «позволили добиться положительной динамики» показателя обеспеченности населения на 10 тысяч человек врачами — с 33,1 в 2013 году до 34,3 по итогам 2017 года (рост 3,6%). Имеется тенденция к увеличению численности врачей, работающих в сельской местности (рост на 1,6%).

Об обеспечении больниц оборудованием

В 2017 году в больницы области закуплено 1885 единиц оборудования на общую сумму 1 049,7 млн рублей. На деньги ТФОМС приобретено 13 единиц медицинского оборудования на общую сумму 22 113,09 тыс. рублей.

В рамках работы по обновлению парка автомобилей скорой помощи в 2017 году за счет средств областного бюджета было куплено 57 машин. Кроме того, за счет средств резервного фонда правительства РФ в Челябинскую область в прошлом году была поставлена еще 21 карета скорой помощи. В 2018 году на федеральные средства куплены девять машин и дополнительно из федеральных средств выделены деньги на закуп до конца года еще 14 машин скорой помощи. На средства бюджета Челябинской области в этом году куплено два санитарных автомобиля и автомобиль скорой помощи в Чесменский район.

В мае 2018 года Челябинский территориальный центр медицины катастроф получил передвижной автономный медицинский комплекс на базе автомобиля повышенной проходимости КамАЗ. В своей комплектации автомобиль — единственный в России.

В 2018 году в рамках средств областного бюджета приобретено оборудование для: областного Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями; ГБУЗ «Областная больница г. Чебаркуль» для оснащения оборудованием инфекционного корпуса после проведенного ремонта помещений; ГБУЗ «Городская больница № 2 г. Аша» в рамках оснащения поликлиники после проведенного капремонта здания бывшего профилактория «Черемушки»; ГБУЗ «Челябинская областная детская клиническая больница», в том числе для организации травматологического центра первого уровня; ГБУЗ «Челябинский областной клинический центр онкологии и ядерной медицины»; ГБУЗ «Областной перинатальный центр» для приобретения лапароскопической стойки; ГБУЗ «Челябинская областная клиническая больница» для оснащения отделений и т. д.

О планах на будущее

По программе до 2020 года на строительство 100 объектов здравоохранения в Челябинской области из средств областного бюджета предусмотрено выделение 1 млрд 379 млн рублей. Основные ассигнования — 800 млн рублей придутся на 2019 год.

Сейчас подготовлено медико-техническое задание на проектирование типовых фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). Один тип предназначен для приема до 800 человек прикрепленного населения, второй типа — свыше 800 человек. Практически завершена госэкспертиза объектов. В 2018 году приобретены три передвижных ФАПа и три модульных ФАПа для населенных пунктов с численностью населения от 101 до 2000 человек в Варненском районе (п. Саламат), Кунашакском районе (д. Канзафарово), Сосновском районе (д. Малиновка).

Всего в 2018 году из бюджетов региона и РФ на здравоохранение Челябинской области будет выделено — 32,9 млрд рублей (31, 3 млрд областной бюджет, остальное — федеральный).

 

Напишите мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *