ZNAK

Президент Владимир Путин, обратившись к Федеральному собранию, предложил внести существенные изменения в Конституцию. Глава государства заявил, что высказанные им идеи «не ограничивают круг дискуссий» и попросил граждан присоединиться к обсуждению. Шеф-редактор Znak.com Дмитрий Колезев услышал в предложениях президента много туманного и противоречивого, однако общие контуры процесса передачи власти (так называемого транзита) все же намечены. 

Президент четко дал понять, что он не предлагает принимать новую Конституцию, а хочет лишь изменить действующую. Разница велика: для принятия новой Конституции требуется созвать специальный орган — Конституционное собрание. Оно описано в Конституции, однако на деле никто не знает, как его созывать и как оно должно выглядеть, ибо соответствующий закон в России не принят. Но если менять существующую Конституцию, то изменения можно вносить лишь в главы с третьей по восьмую, а главы первая, вторая и девятая защищены от поправок. Это сильно ограничивает реформаторов.

Новая Конституция или обновленная старая?

Например, Владимир Путин провозгласил, что Конституция РФ на территории России должна иметь приоритет над международным правом. Можно предположить, что для этого придется поменять 15-ю статью Конституции, в пункте 4 которой сказано: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Но статья 15-я — это та самая первая глава, в которую вмешиваться нельзя. Впрочем, среди юристов существует дискуссия о том, как трактовать эту статью: есть Постановление Конституционного суда РФ от 14 июля 2015 года № 21-П, в котором и так прописано, что Конституция имеет приоритет над международным правом. Наличие статьи 15 также не помешало в 2015 году принять закон о приоритете решений Конституционного суда РФ над решениями международных судов. 

Сложнее с Государственным советом — органом власти, место которого Владимир Путин предлагает зафиксировать в Конституции. Этот совещательный орган, существующий с 2000 года, считается чем-то вроде «клуба губернаторов». В последние годы его значение росло, менялся формат его работы. Все это давало поводы говорить, что Госсовет может стать тем органом власти, который Владимир Путин возглавит после ухода с поста президента в 2024 году. Предложение Путина сделать Госсовет конституционным органом увеличивает шансы на такой сценарий. Однако органы госвласти РФ также прописаны в первой («неприкосновенной») главе Конституции РФ, и как вписать туда Госсовет, не принимая новую Конституцию, непонятно. Путин также не сказал, какие полномочия, по его мнению, должны быть закреплены за Госсоветом по Конституции. Эти полномочия, вероятно, придется забрать у других органов власти, и здесь пока никакой конкретики нет. Кто будет ослаблен за счет Госсовета — парламент, правительство или сам президент?

Защита от дурака

Kremlin.ru

Кому нельзя будет стать президентом

Любопытно то, какие ограничения Владимир Путин предлагает для кандидатов в президенты. Прозвучала идея увеличить ценз оседлости до 25 лет — то есть претендующий на пост президента должен будет проживать в стране не менее четверти века. Это грозит в будущем не только отсечь от борьбы за президентский пост эмигрантов вроде Михаила Ходорковского, но и помешать делать политическую карьеру тем, кто учился или работал за границей (что является нормой и даже преимуществом в глобальном мире XXI века). Любопытно, что сам Владимир Путин скорее всего не смог бы пройти такой ценз ни на выборах 2000 года, ни в 2004, ни в 2012 году: с 1985 по 1990 год он работал в ГДР. Возможно, пятилетняя служба в Германии оформлялась как командировка, но тогда возникает вопрос — а как вообще трактовать подобные ограничения и какой в них смысл, если они не работают для силовиков, но работают для бизнесменов или ученых? Разве это не дискриминация?

В связи с введением ценза возникают вопросы и о том, смогут ли на пост президента претендовать, например, живущие в Крыму, который до 2014 года был территорией Украины. Или Крым предложат «задним числом» записать в Россию?

Лукавство социальной защиты

Президент также предложил прописать в Конституции «социальные» нормы: МРОТ должен быть не ниже прожиточного минимума, а пенсии обязаны индексироваться регулярно. В чем актуальность этой идеи, не очень понятно: соответствующий параметр МРОТ сейчас закреплен законом, а пенсии также повышаются без сбоев. Но дело даже не в этом: важнее, что сами предложения лукавые. Прожиточный минимум — это минимум для физиологического выживания людей, многочисленные эксперименты журналистов и политиков доказали, что дольше одного месяца выжить на такую сумму не получается. При этом если вы получаете хоть на копейку больше прожиточного минимума, государство уже не считает вас бедным. Что даст фиксация этой сомнительной величины в Конституции? 

С пенсиями еще обиднее. Да, можно закрепить индексацию пенсий в Конституции, но, как показывает практика, при этом Госдума и правительство могут как угодно сдвигать пенсионный возраст. Можно прописать в Конституции, что пенсии будут величиной хоть 100 прожиточных минимумов. Но завтра Госдума примет закон, что получать их будут только те, кто достиг возраста 90 лет. И в чем смысл такой нормы?

(Забегая вперед — а смысл, вероятно, в том, чтобы при «всенародном голосовании» по поправкам, на проведении которого настаивает Путин, люди охотнее поддерживали предложенные изменения. Кто же не проголосует за повышение пенсий?)

Защита от дурака

Kremlin.ru

Парламентская или президентская?

Но самое интересное и странное — то, как Путин предлагает перераспределить власть между существующими органами.  

Главное предложение — увеличить значение парламента в формировании правительства. Сейчас Госдума лишь дает согласие на утверждение нового председателя правительства, а будет утверждать, говорит Путин. В чем конкретно заключается разница между согласием и утверждением — не совсем понятно (формально назначать все равно будет президент). Подразумевается ли, что фракции Госдумы будут самостоятельно предлагать кандидатов в премьеры? Безусловно новым является лишь то, что парламент будет согласовывать не только кандидата в премьеры, но также вице-премьеров и всех министров. 

Правда, дальше вновь начинаются противоречия. Путин говорит, что президент не должен иметь права отказываться от утвержденного парламентом премьера. Но при этом может уволить его, как и членов правительства, если те не справляются с работой. Что мешает президенту, к примеру, назначить предложенного парламентом премьера, а на следующий день уволить его как не справившегося с работой? Непонятно и противоречиво, а противоречия в Конституции — вещь опасная и может вести к серьезным политическим кризисам.

По идее, наделение парламента дополнительными полномочиями — это шаг от президентской республики к парламентской. Но Путин специально подчеркнул: никаких парламентских республик! Цитата: «Наша страна с ее огромной территорией, сложным национально-территориальным устройством, многообразием культурно-исторических традиций не может нормально развиваться, я скажу больше, просто существовать стабильно в форме парламентской республики. Россия должна оставаться сильной президентской республикой». Однако тут же предложил и право назначения силовиков президентом ограничить, введя процедуру «консультаций с Совфедом» по этому поводу. Что такое «консультации» — тоже не вполне понятно (согласование? Или просто поболтать?), но если речь идет об ограничении президентских полномочий в пользу парламента, то почему мы стесняемся говорить о парламентской республике? Просто термин пугает?

У суда все меньше самостоятельности

Для баланса Путин предлагает дать президенту полномочия увольнять судей Конституционного и Верховного судов «в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство, а также в иных случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, свидетельствующих о невозможности сохранения лицом статуса судьи». Президент сказал, что «это предложение делается исходя из сложившейся практики. Этого явно сегодня не хватает». На память не приходит прецедентов, когда Конституционный или Верховный суды отказывались бы увольнять каких-нибудь судей, которыми был недоволен президент. Или такие случаи были, но остались непубличными? 

В любом случае, возможность президента увольнять судей верховных судебных органов делает судебную систему еще более зависимой от исполнительной власти. По идее, суды должны балансировать исполнительную власть, выступать ее ограничителем. Но какой судья пойдет против президента, если тот может уволить его по своему усмотрению? И зачем тогда было говорить в том же послании, что «Основной закон должен закреплять и защищать независимость судей»? Снова звучит как лукавство.

Защита от дурака

Kremlin.ru

Меньше прав регионам

Еще одно противоречие: говоря о Госсовете, Путин подчеркивает роль губернаторов и регионов, но затем предлагает ограничить полномочия региональной власти, лишив Заксобрания права согласовывать прокуроров субъектов РФ. Вместо этого согласовывать их предлагается Совету Федерации. Мол, сейчас прокуроры вступают в сговор с местными элитами, это мешает установлению законности и дает почву для коррупции.

Но сейчас процедура согласования хоть как-то учитывает интересы региональной элиты: ведь депутаты региональных парламентов избраны населением, со всеми оговорками о нечестных выборах. При новом порядке получится, что прокурора, допустим, Свердловской области, будут согласовывать сенаторы от Чечни, Москвы, Красноярского края и Ставрополья. В чем смысл? Да и говорить о репутации Совфеда после дела Арашуковых не приходится. По факту выходит, что вместо децентрализации права регионов продолжают уменьшаться.

На эту же тему — предложение о создании «единой системы публичной власти». Под красивыми словами скрывается предложение еще сильнее встроить местное самоуправление в вертикаль государственной власти. Мэров и так уже почти не выбирают в крупных городах, а теперь, скорее всего, и вовсе от местного самоуправления останется одно название (совсем отказаться от него, вероятно, не получится — мешает подписанная Россией Хартия о местном самоуправлении).

Голосование, но не референдум

Все эти изменения Путин предлагает одобрить всенародным голосованием. По закону, если не принимается новая Конституция, оно не требуется. Но Кремлю, вероятно, нужно заручиться поддержкой граждан для сохранения легитимности. А может быть, голосование проведут одновременно с выборами в Госдуму, и тогда «Единая Россия», которая пойдет в парламент под лозунгами изменений и реформ, получит дополнительные голоса.

При этом слово «референдум» Путин не произнес, и скорее всего нас ждет какой-то «недореферендум», возможно, даже в форме электронного голосования. Проведение референдума регламентируется строже, он предусматривает проведение агитационной кампании, а главное — нужна явка 50% избирателей, что обеспечить довольно сложно. «Всенародное голосование» же создаст видимость легитимности и даст гражданам ощущение соучастия в транзите власти. 

Защита от дурака

Kremlin.ru

Как пойдет транзит?

Главный вопрос — что же сам Путин будет делать после 2024 года — пока остается открытым. Реалистичнее всего звучит предположение, что он все-таки возглавит Госсовет: этот орган не предназначен для оперативной работы, он может заседать несколько раз в год, а его председатель может выполнять роль «отца нации», имея много времени для семьи, хоккея и изучения архивных документов Второй мировой войны. Это так называемый «казахстанский сценарий», реализованный Нурсултаном Назарбаевым. Представить же Путина во главе одной из палат парламента или правительства сложно: надо много работать, принимать непопулярные решения, участвовать в политических конфликтах, что не соответствует статусу и возрасту.

Предложенные изменения в Конституцию можно интерпретировать как перераспределение власти от президента другим органам — в ожидании того, что следующий президент в любом случае будет, по мнению Путина, слабее нынешнего, и систему нужно уберечь от его возможных ошибок. В этом смысле Путин, возможно, выстраивает «защиту от дурака». Если в 2024–2030 годах он еще сможет присматривать за преемником, то будущее после 2030 года окутано совсем уж завесой тайны. Глава государства, явно высоко оценивающий свою роль в истории, наверняка задумывается о будущем России и за чертой его физической жизни.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.Поделись

Leave a reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *