Охотник за небесными камнями

вечерний троицк

80 лет назад умер Леонид Кулик, первый исследователь места падения Тунгусского метеорита

Советский минералог, автор трудов по метеоритике Леонид Кулик больше всего известен настойчивыми попытками найти вещественные следы самого Тунгусского метеорита. Он первым начал исследовать место падения Тунгусского метеорита, организовал несколько экспедиций, изучавших район катастрофы. Погиб он в плену во время Великой Отечественной войны.

Леонид Кулик родился в 1883 году в городе Дерпт (нынешний Тарту, Эстония), принадлежавшем тогда Российской империи. Его отец, Алексей Семенович Кулик, был дворянином и земским врачом, окончил Вюрцбургский и Дерптский университеты. Мать, Софья Кирилловна, была дочерью известного землевладельца и войскового старшины Кирилла Тимофеевича Серединского. Леонид Кулик был старшим из четырех сыновей.

Кулик получил хорошее образование. С 1891 года он учился в Бобринецком уездном училище (Бобринец — городок вблизи Елисаветграда, нынешнего города Кропивницкий, Украина), потом в Елисаветградской гимназии. В 1894 году его отец умер, семья вынуждена была переехать на Южный Урал, в город Троицк Оренбургской губернии (ныне — Челябинской области). Там Леонид Кулик окончил Троицкую мужскую классическую гимназию с красным дипломом, после чего поступил в Санкт-Петербургский Императорский лесной институт.

Через год, в 1904 году, его отчислили за участие в студенческом политическом движении и призвали на военную службу. Спустя еще год он был демобилизован и поступил как вольнослушатель на физико-математический факультет Казанского университета.

Из воспоминаний Ирины Кулик об отце: «Отец был не только главой, но и душой семьи. Когда он уезжал в частые командировки и длительные экспедиции, дома все скучали без него. В те короткие периоды, когда отец бывал дома и не был занят научной или общественной работой, он старался помочь в домашних делах. Иногда в выходной день готовил обед. Сходит на рынок, купит мясо, овощи. Борщ, свое любимое блюдо, он готовил как-то по-особенному, по-украински. Сетовал, что дома его готовят не так. И еще варил “взвар” — компот из сухофруктов, в который “обязательно надо класть сухие груши”».

Кулик активно участвовал в политических событиях того времени. В начале 1906 года он возвращается в Троицк и создает из рабочих и служащих социал-демократическую группу с большевистской программой. Они устраивали митинги, распространяли листовки и запрещенные книги. Весной 1908 года полиции стало известно об участии Кулика в этой группе, и за ним установили надзор. Леонид Кулик был вынужден уехать.

По рекомендации знакомых его устроили лесным кондуктором на горнозаводской даче Миасского завода, то есть он служил егерем на принадлежащем предприятию лесном участке. Леонид Алексеевич искал там полезные ископаемые. Для этой работы ему были нужны знания, и Кулик стал самостоятельно изучать минералогию, зоологию и ботанику. Тогда же он увлекся наукой о метеоритах — метеоритикой.

В 1911 году, изучив инструментальную съемку, Кулик как геодезист примет участие в организованной Императорской Санкт-Петербургской академией наук радиевой экспедиции. Возглавит эту экспедицию доктор геогнозии и минералогии Владимир Иванович Вернадский. По его предложению Кулик в 1912 году станет сотрудником Минералогического музея академии наук и поступит на физмат Петербургского университета по кафедре минералогии.

В 1914 году начинается Первая мировая война, и Леонид Александрович уходит на фронт.

В 1921 Кулик создал при Минералогическом музее метеоритный отдел и возглавит постоянную метеоритную экспедицию — первую в стране организацию, которая собирала сообщения о падениях метеоритов и выезжала на их поиски. Он лично ездил «на охоту за небесными камнями» в десятки мест Сибири и Алтая и расширил музейную коллекцию более чем в 30 раз — до нескольких тысяч образцов.

Тунгусский метеорит

Сильнее всего исследователя интересовал Тунгусский метеорит. Сообщения о его падении на реке Тунгуске близ Канска появились в печати еще летом 1908 года, однако научных исследований в том районе до Кулика не проводилось.

Из газеты «Сибирская жизнь» от 29 июня 1908 года (по старому стилю): «В половине июня — около 8 часов утра в нескольких саженях от полотна железной дороги, близ разъезда Филимоново, не доезжая 11 верст до Канска, по рассказам, упал огромный метеорит. Падение его сопровождалось страшным гулом и оглушительным ударом, который будто бы был слышен на расстоянии более 40 верст… поезд был остановлен машинистом, и публика хлынула к месту падения далекого странника. Но осмотреть ей метеорит ближе не удалось, так как он был раскален… метеорит почти весь врезался в землю — торчит лишь его верхушка; он представляет каменную массу беловатого цвета».

Собрать экспедицию в то время было очень сложно: страна была разорена Гражданской войной, ученые были «голодны и оборваны», как писал сам Кулик, академия не имела достаточных средств. Но ему удалось уговорить научный совет. В то время считалось, что на Землю падают только метеориты, состоящие из редких металлов, например никеля. Кулик обещал привезти из экспедиции метеорит в сотни тысяч тонн. Благодаря такой хитрости ученому выделили средства на поездку. Экспедиция состоялась в 1921–1922 годах.

Кулик обследовал окрестности Канска (ныне Красноярский край), предполагая, что именно там и упал метеорит. Еще он собирал рассказы очевидцев. Добравшись до места, Леонид Алексеевич понял, что искать метеорит будет сложнее, чем он предполагал. Не только из-за того, что район исследований оказался очень большим, но и из-за непростых природных условий: болота даже зимой были труднопроходимы. Эта поездка окончилась ничем.

Новую, более подготовленную экспедицию удалось собрать только в 1927 году. Кулик узнал по рассказам местных, что в Тунгуске существует запретный район, так называемый «мертвый лес», куда местным жителям — эвенкам — запрещали ходить шаманы. Считалось, что там на землю сошел бог грома, молнии и огня Агды.

Из дневника Леонида Кулика: «…Я до сих пор не могу разобраться в хаосе тех впечатлений, которые связаны с этой экскурсией. Больше того, я не могу реально представить себе всей грандиозности картины этого исключительного падения. Сильно всхолмленная, почти гористая местность, на десятки верст простирающаяся туда, вдаль, за северный горизонт… все повалено и сожжено, а вокруг многоверстной каймой на эту мертвую площадь надвинулась молодая двадцатилетняя поросль, бурно пробивающаяся к солнцу и жизни… И жутко становится, когда видишь десяти-двадцативершковых великанов, переломанных пополам, как тростник, с отброшенными на много метров к югу вершинами».

Кулик в действительности нашел «мертвый лес» — километры поваленных и обгоревших деревьев. Обследовав его, ученый обнаружил район, похожий на место взрыва от падения метеорита: поваленные стволы там образовывали круг, расходясь строго из вероятного эпицентра. В 1928 году Кулик вернулся туда с новой экспедицией. Она стала самой известной из всех экспедиций Леонида Алексеевича: о ней писали журналы и газеты, был снят документальный фильм и появилась даже детская настольная игра.

Решив, что один из водоемов на территории поиска и есть место падения метеорита, Кулик начал его осушать. Люди работали в непростых условиях: из-за трудной проходимости района не хватало еды и чистой воды. Зато в избытке было комаров и тяжелой работы. Несмотря на старания, осушить воронку до конца так и не удалось.

Академия решила прервать экспедицию и отказать в финансировании следующих. Тогда Кулик отправил людей домой, сам остался, а друга Виктора Сытина послал в Ленинград за деньгами на продолжение исследования. Ученый надеялся, что Академия наук пришлет ему в помощь команду. Одному выйти из тайги было невозможно. В Сибири он провел еще три месяца.

В Академии наук сначала вообще не хотели ничего слушать о продолжении исследований. Когда его друг дал интервью «Красной газете» и рассказал о зимовке Кулика в тайге, поднялся общественный резонанс. Люди еще помнили о недавних публикациях про спасение полярной экспедиции Умберто Нобиле и хотели помочь ученому. Экспедиция состоялась. Сытину даже выделили самолет для скорейшей доставки людей в тайгу. Кулика вернули в Ленинград.

Из воспоминаний Ирины Кулик об отце: «Воспитанный в культурной семье конца XIX века, отец был человеком долга, общительным, доброжелательным, любознательным; был неплохим организатором и прекрасным рассказчиком. Он писал стихи, любил природу во всех ее проявлениях. Неплохо знал растения, птиц, животных, ловко управлялся с лошадьми, любил собак. Природа присутствует почти во всех его стихотворениях, то лаская взор и слух, то выступая в роли мифических существ».

Исследования продолжились через год. В лагерь привезли оборудование? и осушение воронки пошло быстрее. Кулик ожидал найти осколки метеорита. Но после всех усилий на дне нашли только пень лиственницы, возраст которой был гораздо старше, чем окружающие деревья,— эта находка свидетельствовала о том, что воронка имеет естественное происхождение.

После этого финансирование экспедиции приостановили, Кулик оказался вынужден вновь вернуться в Ленинград. В 1939 году он выбил финансирование на еще одну экспедицию, в ходе которой провел бурение на новом участке, где находилась похожая воронка. Результатов эта поездка не принесла, и Кулик решил расширить зону поисков. Он намеревался организовать очередную экспедицию в новый район в 1941 году, но эти планы разрушила Великая Отечественная война.

Война и смерть

В самом начале войны, несмотря на преклонный возраст и иммунитет, который давали ученым, Кулик записался в народное ополчение. Он был ранен в битве под Москвой и попал в плен. В лагере он работал в лазарете для пленных, помогал с доставкой еды и пытался организовать побег. Но заразился тифом и умер весной 1942 года.

У ученого остались жена и трое детей. Младшая дочь, Ирина, стала известным биологом и зоологом, работала в очагах природных инфекций в Московском институте эпидемиологии и микробиологии. Написала книгу воспоминаний об отце.

Коммерсантъ

Оцените статью
Вечерний Троицк Дайджест