«Нельзя людей в такие рамки загонять» — убегающие от мобилизации из России о причинах отъезда

вечерний троицк

На границе области с Казахстаном образовались многокилометровые пробки

После того как 21 сентября президент России Владимир Путин объявил о частичной мобилизации для участия в военных действиях на Украине, на границе с Казахстаном образовались пробки. В Челябинской области таможенный пункт «Бугристое» работает рядом с Троицком. Мы отправились туда, чтобы проверить достоверность информации о заторах и из первых уст узнать причины отъезда. Публикуем вторую часть рассказа о происходящем и делимся, о чем говорят те, кто несколько часов ждет возможности выехать из страны.

Примерно за 5 км от границы фуры останавливаются, начинается пробка. Вереница уходит за горизонт. Легковые машины обгоняют их по встречной полосе, иногда прижимаясь к большегрузам, чтобы пропустить редкие машины, выезжающие со стороны Казахстана. Когда становится видно огни светофора у пункта пропуска, дорога расширяется, но скорость движения доходит до нуля. Здесь таксисты высаживают пассажиров, и дальше люди идут пешком.

Ближе к вечеру регулировщики стали чаще отправлять автомобили с основной дороги на прилегающие. Как объяснил журналисту ЕАН инспектор ГИБДД, так они минимизируют затор на проезжей части, чтобы легковушки не загораживали встречный проезд. Дальше их пропускают в порядке очереди.

Многие к этому времени уже сильно устали, но ждут терпеливо. Говорят, готовы потратить на прохождение границы еще часа четыре. Основная проблема ожидающих – отсутствие туалета. Деревьев, за которыми можно было бы укрыться, поблизости нет. Некоторые ходят за пограничные строения с краю от дороги. К вечеру на улице появляется характерный запах.

С журналистом путники говорят неохотно, просят не фотографировать их лица. Мужчины в возрасте примерно от 20 до 40 лет по-разному объясняют цель поездки в Казахстан. Самое частое – в отпуск, к друзьям или родственникам. Один водитель из Екатеринбурга сказал: «Вечером вдруг подумал, что мне надо срочно в Казахстан за запчастями для машины».

Кстати, автомобилей со свердловскими номерами здесь особенно много. А среди дальнобойщиков – все, как обычно: самые разные российские регионы, также казахские и армянские госномера.

Нам удалось найти лишь одного мужчину, который на условиях анонимности согласился рассказать свою историю «побега» из страны и обосновать эту позицию. Молодой человек из небольшого города Челябинской области только что вышел из такси и собирался идти пешком до границы. С собой у него была явно тяжелая походная сумка. Он знал, что уезжает надолго. Признался, что хочет избежать мобилизации. Сам работает юристом, свободный график позволяет продолжить трудиться дистанционно.

«Надо в мире жить с народом. Как сказал мудрый философ Нарендра Моди, наступила эпоха мира, а эпоха войн закончилась. Так что пора нам прекратить известные события. Казахстан для меня – это транзитный пункт. Пока в Костанай, а потом я посмотрю. Три месяца могу там находиться. У меня двоюродная племянница в Грузии живет, может, девушка в Армению уедет. В Челябинске остались родители. Сегодня звонил директор, говорит, надо встретиться, обсудить ситуацию, но я, говорит, сам занят решением этих вопросов (отъезда из страны, – прим. ЕАН). Он хочет все сделать законно. Но с точки зрения закона уже ничего не решить. Нельзя людей в такие рамки загонять. Выбор меньше двух – это шантаж, а тут поставили перед фактом», — рассказал он.

Мужчина сообщил, что его дед отдал службе в армии 9 лет, он ветеран войны. Мы спросили, что он собирается сказать на границе о цели своего визита.

«Как и все, скажу «правду». Мы все едем любоваться красотами Казахстана. У меня там есть знакомые. Однокурсница уехала и живет в Алмате», – признался южноуралец.

Водитель иномарки, которая стоит на обочине, – один из немногих среди сотен в этой очереди, кто собирается ехать в противоположную от границы сторону. Он встречает отца, который едет из Казахстана. Однако остановиться пришлось за 1,5 км от границы, так как проезд этого участка может занять несколько часов. Пассажиру быстрее пройти это расстояние пешком.

«Я в соцсетях видел, что на границе такое творится, думал, что это чушь. Оказалось, трусов вон сколько. Здесь среди недели такого не было сроду. «В выходные и праздники бывают такие пробки», —говорит мужчина лет 25-30. Спрашиваем, почему сам не уезжает.Призовут – пойду, конечно, это Родина наша. Сбегать не буду».

Его товарищ – гражданин Казахстана. Мы поинтересовались, что ждет россиян по ту сторону границы.

«Да нормально там. Курс [валют] сейчас хороший, чего бы не ехать из России-то. Можно прожить», – говорит он.

«Это финансовая политика, – присоединяется к нашему разговору еще один собеседник. – Если объявят военное положение, это же по финансам сильно ударит. Это же надо будет все долги и кредиты списывать».

Абдул с товарищами тоже не подъезжает близко к границе, а поставил машину в «отстойнике». Он работает таксистом, возит только представителей своей таджикской диаспоры. Говорит, сегодня за весь день сделал немного рейсов. Хотя, по нашим наблюдениям, мужчин восточной внешности и женщин в мусульманской одежде здесь довольно много. Они едут на пункт пропуска, чтобы продлить патент (разрешение на работу) – для этого в определенное время нужно пересекать границу. Потом иностранцы возвращаются и продолжают работать. Наш собеседник рассказал, что еще 20 лет назад получил российское гражданство. Говорит, ходил в военкомат и интересовался призывом, но его не взяли – он многодетный отец.

«А они почему убегают?! – возмущается Абдул, показывая рукой на очередь из машин. – Я живу в России, хоть и приехал из Таджикистана, но должен защищать Россию, родину. Россия многонациональная, мы все здесь работали мирно. Русский народ должен держаться, как в Советском Союзе, как одна стена. Тогда мы выиграем. А если они убегают…

Все равно же в Россию потом придут. А им Казахстан хлеб даст, что ли? Наоборот, держитесь за родину. У меня позавчера у родной тети Зины, у них четверо детей, убили мужа. Его привезут скоро сюда хоронить. Но я все равно пойду, если меня призовут».

«А у меня пятеро детей, скоро шестой родится. Но мы все равно детей оставим и поедем, если заберут», – подхватил разговор его попутчик, тоже таджик.

«Мы столько старались, чтобы гражданство получить. Нас отделяли: «Вы нерусские, идите к своему роду», — и даже сейчас есть такие, говорят. Но в такие моменты мы все за Россию», – добавляет Абдул.

ЕАН